Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано 26 05 2014 в рубриках Featured, Наука о доголетии | 2 коммент.

Рапамицин: с добавкой лучше

Рапамицин: с добавкой лучше

В армии борцов со старением на научном фронте есть одно знамя, на котором написано большими буквами «рапамицин».  Это не случайно, потому что 20-месячные лабораторные мыши (аналог 60-летия у человека), регулярно принимавшие это вещество,  прожили более долгую жизнь, чем обделенные рапамицином собратья. Это лекарство изначально было разработано для предотвращения отторжения пересаженных органов и тканей. Но, как это бывает иногда с лекарствами, проявило себя в ином качестве. За рапамицином закрепилась репутация «сигнальщика», ставящего барьер на биологическом пути, присутствующем почти во всех живых высших формах жизни. Этот путь  регулирует способность создавать впечатление (если это слово применимо к химической реакции), что поглощенной субъектом пищи достаточно, энергия доступна, клеткам можно делиться, белкам синтезироваться, а организму расти.

Для млекопитающих  путь называется mTOR (mammalian target of rapamycin), что в переводе означает «мишень для рапамицина у млекопитающих». mTOR имеет очень важное эволюционное значение. Он помогает организму избежать чересчур активного клеточного роста и деления во времена, когда с энергоснабжением имеются проблемы по причине недостатка пищи. Природа мудра: когда нечего есть – надо выживать, тут уж не до роста и размножения. Получается, что рапамицин сообщает организму, что есть нечего (а это не всегда правда) и переводит его на путь максимального сохранения достигнутого в ущерб дальнейшему развитию. В свою очередь перевод в режим выживания и экономии приводит к тому, что субъект  живет в среднем дольше. Аналогичным образом продлевает жизнь низкокалорийная диета, о которой я писал раньше.  Но в сравнении с приемом рапамицина,  во всяком случае у мышей, низкокалорийная диета менее эффективна как способ продления жизни.

Около 5 лет назад рапамицин произвел фурор в геронтологическом мире, но эйфория была недолгой.  Препарат обладает букетом серьезных побочных эффектов и прием его как таблетки от старости чреват созданием новой проблемы  в попытке решения старой. У решившегося  продлить жизнь, подружившись с этим веществом, может возникнуть рак или диабет.

Над устранением побочных эффектов рапамицина в настоящее время работает несколько научных групп. Одна из них добилась некоторых успехов на этом поприще. В недрах института Лайнуса Поллинга,  входящего в состав Орегонского университета (Linus Pauling Institute at Oregon State University)в США, ученые смогли понять, почему рапамицин может открыть дорогу диабету и как устранить этот побочный эффект.

Выяснилось, что и низкокалорийная диета и рапамицин тормозят синтез жиров, но только ограничение калорий ведет к окислению этих жиров для производства энергии. Рапамицин же способствует образованию жирных кислот,  что,  в конце концов, снижает чувствительность к инсулину (повышает инсулинорезистентность) и может привести к диабету.

На счастье нам и ученым есть еще одно лекарство – метмрофин. Он известен достаточно давно и  широко применяется для пациентов, страдающих диабетом.  Его применяют для того, чтобы улучшить окисление жиров внутри себя или другого человека. Комбинированный прием рапамицина и метморфина позволяет избежать побочного эффекта в виде диабета. Это открывает путь к более благополучной старости, ведь рапамицин не только способен продлить жизнь, но и предотвратить некоторые связанные с возрастом заболевания.

Ученые, как всегда, проверяли свою гипотезу на мышах, но без этого обойтись невозможно. На мышах совместный прием двух вышеназванных препаратов сработал. Теперь ученые будут долго проверять, а не показалось ли им то, что они увидели в своих экспериментах. Если это не мираж, то поздно или рано нам расскажут: покупать рапамицин с метморфином или это все же сомнительная затея для человека, захотевшего пожить подольше. Для интересующихся и понимающих по-английски оригинал научной статьи об исследовании здесь.

Дилетантский вывод:  Ученые постоянно что-то открывают в области продления жизни. Меня порой бесит, что они приходят к определенным выводам, но высказывают эти выводы очень осторожно и со всякими оговорками. С другой стороны, я их понимаю. Уж сколько раз было в биологии, что доказали одно, а вышло немного другое. И цена этого «немного» может быть высокой. Зачем я это пишу? А за тем, что не надо ставить на себе эксперименты и закупать рапамицин и метморфин (тем более, что нужен рецепт и цена велика). Потому что всегда найдутся люди, которые все равно, несмотря на мои призывы, пойдут и купят эти лекарства и используют их. Так вот для них говорю: с тем, что рапамицин может вызвать рак, еще не разобрались. Ждем.

2 комментария

  1. Как то очень давно я читала про этот препарат, но мало где написано про побочный эффект) Спасибо вам, что пишете про это..это очень важно и полезно!

  2. Зашёл на ваш сайт случайно, подготавливаясь к серьёзному научному докладу по рапамицину и первичным иммунодефицитам у детей, но благодаря гуглу в рунете вы в топе, а не журналы по иммунологии, ибо максимум инфы пока на английском 🙂

    Рапамицин (сиролимус) это не препарат от старости, а препарат от онкологии и иммунодефицитов. Да, он же может вызывать онкологию. Но его используют в онкологии тоже.

    Рапамицин реально работает на блокировке комплекса mTOR (их 2 подвида), которые (каждый из них) в свою очередь влияет на разное, но, в частности, тормозит активацию PI3киназы, которая в свою очередь влияет на разные процессы, но, в частности… Понимаете?
    Это многокомпонентная сеть внутриклеточных передатчиков сигналов от рецепторов клеток или других молекул, попавших в клетки. Там всё влияет на всё. Не просто шестеренки, а многомерная система взаимосвязанных механизмов. Нельзя вот так просто взять и … (с)

    Вся иммунология и молекулярная биология это столь стремительно развивающийся блок науки, что открытия идут за открытиями, но не открытого ещё больше. Именно поэтому «они высказывают выводы очень осторожно».

    А капитализм и фарминдустрия активно работают на вновь выявленых молекулярных мишенях, ибо ведь эффект есть! А когда речь идёт о смертельных заболеваниях, на побочные эффекты смотрят во вторую очередь. Иногда зря, иногда нет. Несмотря ни на что, рапомицин сегодня спасает детей от тяжелых последствий синдрома активации pi3киназы-дельта, которая помимо иммунодефицита приводит к огромным лимфоузлам и их малигнизации (превращении в опухоль).

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *