Pages Menu
Categories Menu

Опубликовано 28 04 2015 в рубриках Featured, Наука о доголетии | 2 коммент.

Поднимая планку

Поднимая планку

Демография — наука местами удивительная. Ученые, подвизающиеся на ее ниве, порой (хоть и редко) приходят к освежающим тривиальный ландшафт выводам.

В Австрии существует Международный институт прикладного системного анализа (IIASA). В нем трудится руководитель программы исследований мирового народонаселения Сергей Щербов. У него есть американский коллега Уоррен Сандерсон из Университета Нью-Йорка.

В журнале PLOS ONE они опубликовали статью  с результатами своего свежего исследования о демографических перспективах Европы до 2050 года. Один из результатов весьма любопытен. Ученые утверждают, что более быстрый рост ожидаемой продолжительности жизни совсем не обязательно ведет к более быстрому старению населения в целом.

Все дело в точке отсчета. Если считать человека старым только потому, что ему исполнилось 65 лет, то никаких удивительных демографических открытий мы не совершим. По мнению Щербова, более важным является не то, сколько человек уже прожил, а сколько ему, в среднем, осталось прожить после общепринятой в развитых странах отметки в 65 лет. В этом возрасте, по современным общепринятым представлениям, человек пересекает границу и попадает на территорию старости.

Но реальность меняется на глазах. Многие из сегодняшних 65-летних по-прежнему активны. По многим жизненным показателям они соответствуют более юному возрасту. 150-200 лет назад, 60-летний человек выглядел и воспринимался как глубокий старик. Сейчас все иначе. Наше представление о старом человеке медленно, но верно сдвигается вперед по временной шкале.

Ученые проработали три сценария будущего европейского старения. В первом сценарии ожидаемая продолжительность жизни не растет. В третьем – растет на 1,4 года в каждое последующее  десятилетие.  Во втором – золотая середина.

Что получилось? А вот что. Более быстрый рост продолжительности жизни ведет к более быстрому старению населения в целом, если считать старыми людей, доживших до 65. Как только планка сдвигается вперед, то есть старыми считаются люди, дожившие до 67,68,69,70 и т.д. картина меняется. Население в целом выглядит как менее старое и ожидаемое тотальное нашествие стариков, становящихся обузой для более малочисленной молодежи, отменяется.

Другими словами, Сергей Щербов и Уоррен Сандерсон ведут к тому, что надо признать как объективную реальность современного западного общества: старики стали становиться по-настоящему старыми несколько позже, чем раньше. Это произошло благодаря многим факторам: достижениям медицины, улучшению экономического  положения среднего европейца, повышению образовательного уровня, в том числе в вопросах сохранения здоровья.

Из этого следует ряд интересных выводов. Снижение рождаемости в развитых странах вкупе с ростом вполне дееспособного населения зрелого возраста ведет к тому, что возрастной баланс на рынке труда со скрипом сдвигается в сторону расширения возможностей старшего поколения. Чем дольше человек работает, тем больше у него шансов оставаться дееспособным и бодрым на подходе к границе реальной старости. Старшее поколение, продолжая добровольно участвовать в экономическом круговороте, перестает быть обузой для более молодых.

Эти выводы подтверждаются опытом таких стран, как Япония, где доля населения зрелого возраста неуклонно возрастает.

Скептики скажут, что политики непременно воспользуются этими выводами для дальнейшего (на Западе) повышения пенсионного возраста и будут отчасти правы. Отчасти потому, что принимая подобные решения, политики основываются, прежде всего, на балансе устойчивости финансовой системы страны и своих предвыборных перспектив, а выводы ученых используют как аргументы в неизбежной полемике.

Дилетантский вывод. Вы спросите, а нам-то что с этого, отличным от всего мира россиянам? А я скажу так: отличия не очень-то и велики. Средний россиянин с материальной точки зрения, хочет жить как средний европеец (имея при этом свое, глубоко оригинальное мнение об устройстве жизни на этой планете). Даже в нашей стране ожидаемая продолжительность жизни начала расти ( все вопросы к Росстату). И у нас все больше активных, подвижных, следящих за здоровьем представителей старшего поколения. И у нас, несмотря на недавний всплеск рождаемости, доля людей зрелого возраста растет. И у нас неминуемо будет повышен пенсионный возраст. Так что нам полезно наблюдать за тем, как наш, судя по имени и фамилии, соплеменник, на западные деньги исследует вопросы, которые и для нас будут актуальны в будущем. Нам же его выводы достанутся бесплатно, ибо демография – наука без патентов на изобретения.

2 комментария

  1. Интересные исследования и не менее интересны выводы!

  2. Да уж, возраст пенсионный увеличат только дай малейший повод!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *